России нужна «партия традиции»: юрист Шашкин о конституционных ценностях и преемственности в развитии государства

Нужна ли обязательная идеология? Так звучал вопрос первого заседания Гражданского экспертного клуба.
Агентство «Москва» / Кирилл Зыков
Агентство «Москва» / Кирилл Зыков

Нужна ли обязательная идеология? Так звучал вопрос первого заседания Гражданского экспертного клуба.

Необходимость либо, напротив, опасность государственной идеологии для современной России многократно становилась предметом обсуждений.

Возникает резонный вопрос – для чего нужна государственная идеология? Обязательная идеология – инструмент мобилизации общества в целях решения тех или иных государственных задач.

Кто же тогда выступает заказчиком, организатором и проводником такой мобилизации в современной России?

Если мы посмотрим на всем известный опыт XX века, опыт, который сохраняется и в наши дни в ряде стран, мы увидим, что проводником мобилизации общества выступает вполне определенная элитная группа, организованная, как правило, в монопольно правящую партию, обладающую механизмами «приводных ремней» в лице различных институтов, в первую очередь, в лице государственного аппарата управления и принуждения.

Zamir Usmanov/Global Look Press
Zamir Usmanov/Global Look Press

В нашей стране Конституция, статья 13, которую так не любят сторонники госидеологии, однозначно утверждает, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Эта статья относится к основам конституционного строя, изменение которых возможно только в рамках принятия нового основного закона.

В этом контексте необходимо ли рассматривать призывы к утверждению государственной идеологии как призывы к смене конституционного строя? И разве отсутствие обязательной госидеологии в настоящий момент мешает мобилизации общества для решения стратегических задач?

Может рассматриваться и еще один аспект этого вопроса: действующий конституционный строй создает препятствие для реализации теми или иными нелегитимными группами влияния их частных интересов и стратегий под видом утверждения «государственной идеологии».

kremlin.ru | Администрация Президента России
kremlin.ru | Администрация Президента России

В действующей конституционной модели, где Президент является гарантом Конституции, включая упомянутую норму статьи 13, гарантом прав и свобод человека и гражданина и ведущим институтом власти, государство уже обладает необходимыми властными полномочиями для поддержания государственного единства и организации духовных сил народа на уровне, необходимом для достижения поставленных целей. И обязательная идеология в этом случае не только не нужна, но и вредна.

Если же не Президент, то какой институт государственной власти либо иной актор должны, по мнению сторонников госидеологии, выступать ее проводником в обществе?

Global Look Press/Nikolay Titov/Russian Look
Global Look Press/Nikolay Titov/Russian Look

Предположим, теоретически, ситуацию, когда волей народа на референдуме либо решением Конституционного Собрания абсолютно легитимно будет принята новая Конституция, предусматривающая такую обязательную идеологию. Государственная идеология как таковая, по определению, требует для реализации соответствующего государственного аппарата на всех уровнях власти, включая низовой, аппарата в котором все без исключения служащие обязаны разделять официальные идеологические взгляды правящей элиты, иное – несовместимо с государственной службой в такой ситуации. Насколько такой государственный аппарат, и притом профессионально подготовленный к реализации и защите национальных интересов страны, идейный, а не цинично мимикрирующий под очередную «обязательную идею», возможно создать в короткие сроки в наших реалиях?

Такая перспектива, на мой взгляд, более чем иллюзорна.

А вот реалистична в этом случае иная перспектива: в условиях изменения конституционного строя (а именно так, и только так можно принять государственную идеологию) проводником новой обязательной для каждого системы идей и взглядов могут стать нелегитимные группы влияния, манипулирующие теми или иными формализованными структурами – институтами публичной власти, партиями, гражданским обществом и другими, которые окажутся явно не готовы к введению такой «обязаловки».

С этой точки зрения, правовая суть вопроса заключается, на мой взгляд в том, что действующая Конституция справедливо и логично запрещает монополию одной политической силы на идеологию в демократическом государстве, но в ней нет и намека на запрет общенациональных политических идеологий и общенациональной системы ценностей в принципе.

Konstantin Kokoshkin/Global Look Press
Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

В рамках действующей политической системы, предусматривающей политическое и идеологическое многообразие и многопартийность, политические партии призваны выражать общенациональную идеологию, предлагать соответствующие практические инструменты ее реализации в государственном управлении, которые в рамках свободных демократических процедур поддерживаются либо не поддерживаются избирателями.

В России – нет парламентской формы правления, но из всех субъектов гражданского общества только политические партии непосредственно участвуют в государственном управлении, обладают правом выдвигать своих кандидатов на выборные должности всех уровней, включая должность Президента, принимать через своих представителей нормативные акты. Партии обязаны профессионально разрабатывать, артикулировать обществу и проводить в форме управленческих решений идеологические программы в зависимости от предпочтений и взглядов своих избирателей.

globallookpress/Zamir Usmanov
globallookpress/Zamir Usmanov

И здесь, с точки зрения государственного права, в нашей конституционной модели все логично. Проводником и организатором идейной мобилизации общества должны выступать непосредственно политические партии (каждая в своем понимании, но в рамках единого стратегического курса страны), вот только в рамках конкурентной демократической борьбы, без права на монопольную и неограниченную по времени и полномочиям власть.

Другой вопрос, что сама российская партийная система нуждается в дальнейшем развитии и укреплении, и в кадровом смысле, и организационно. Ответственность партийных функционеров за качество и реалистичность предлагаемых избирателю партийных программ, успешность выбранных форм их реализации должна повышаться, но ключевым критерием такой идеологической реалистичности и успешности должна быть не бурная деятельность или ее имитация, а измеримый и объективно профессионально оцененный вклад партийных структур в реализацию определенных государством национальных интересов страны и их защиту. Тем более, что наиболее значительные из партий пользуются постоянной бюджетной поддержкой государства. Добиваешься результатов в реализации национальных интересов – получаешь государственную поддержку. Нет результатов – нет и поддержки. Партии – не клубы по интересам, а участники стратегического планирования. Таким образом, вопрос о расширении влияния партийных структур в процессах государственного строительства прямо увязан с укреплением партийного аппарата и его способности к такому строительству.

Konstantin Kokoshkin/Global Look Press
Konstantin Kokoshkin/Global Look Press

Действующая конституционная модель, предоставляющая политическим партиям формировать общенациональную идеологию в конкурентной борьбе, – более прогрессивна и более динамична, а в перспективе, и более эффективна, нежели однопартийный политический строй с обязательной идеологией. Именно она и нуждается в дальнейшем осмыслении и развитии.

Общенациональная система ценностей и «партия традиции» – вот, что на самом деле нужно России!

Вектор стратегического курса страны задает Конституция и документы стратегического планирования. В них же сформулирована общенациональная система ценностей. Конституционные поправки 2020 года провозгласили преемственность в развитии Российского государства, охрану его исторических и культурных традиций, защиту самобытности народа. Стратегия национальной безопасности России в новой редакции 2021 года нормативно определила общенациональную систему традиционных ценностей, составляющих основу российского общества и государства. Справедливо утверждение, что тот, кто не знает своего прошлого, не имеет и будущего. Наша национальная система ценностей определяет уровень нашего национального самосознания, наши национальные интересы, формы их защиты в жестокой глобальной конкуренции.

Агентство «Москва» / Кирилл Зыков
Агентство «Москва» / Кирилл Зыков

Преемственность означает опору на традицию. Тот многовековой опыт, который есть у России в развитии собственной национальной идеи, мысли классиков политической, философской и правовой мысли, сформулировавших Русскую идею век назад, может быть востребован сегодня.

Петр Аркадьевич Столыпин в своей известной речи в Государственной Думе говорил о том, что нам нужна Великая Россия, Россия, сохраняющая преемственность в развитии и свои культурно-исторические традиции. Те, кому такая преемственность и традиции не нужны, жаждут великих потрясений, Великая Россия им не нужна и ненавистна.

Но декларировать ценности недостаточно, реализовать их в ценностно ориентированной политике – задача более сложная. 

И здесь отправной точкой должно быть создание системы воспитания гражданского самосознания, развитого правосознания граждан, в основе которого – национальная традиция и многовековые ценности страны.

Необходимы меры государственной политики, которые затрагивают, с одной стороны, развитие гражданского и культурного просвещения граждан всех возрастов (средний возраст гражданина России – 40 лет, что проку в воспитании только детей и молодежи, если большая часть населения остается неохваченной), а с другой стороны, ограждения общества от деструктивного влияния как изнутри, так и извне, психологических диверсий, манипуляции сознанием, фальсификации истории и ценностных ориентиров.

Но такая система общенациональных ценностей должна находить свое выражение не только в гражданском единении и в общественном консенсусе вокруг идей, она должна получить свое прикладное развитие в политических идеологиях на уровне тех институтов власти, которые непосредственно представляют и выражают национальные интересы народа (Президент и Федеральное Собрание).

И здесь необходима «партия традиции». Та партия, которая стоит на страже конституционных ценностей, связи времен, культурно-исторической преемственности в развитии Российского государства. Наподобие той, о которой писал в свое время Василий Шульгин, «килевая» партия, балансирующая корабль государственности, способная предотвратить в случае необходимости, разрушение основ конституционного строя, не допустить разрыв с тысячелетней традицией государственного строительства.

Не всегда такая партия должна быть обязательно формализована в одной структуре, это – может быть и коалиция сил и персоналий.

Не обязательно она должна быть всегда у власти и в большинстве, но она должна быть, и самим фактом своего существования и своим авторитетом гарантировать устойчивость политической системы и защищать национальные интересы.

В этом случае любые попытки со стороны нелегитимных групп навязать обществу под видом государственной идеологии свои взгляды и государственную политику, идущую вразрез с социокультурной традицией и общенациональной системой ценностей, свою искаженную систему ценностей, получат организованный отпор, и конституционный строй будет сохранен.

В определенном смысле консервативный идеологический вектор «Единой России» и Общероссийского народного фронта задает движение в этом направлении, его результаты – вопрос политического процесса.

Перейти
Перейти

Коммунальные долги киевлян выросли на треть

Киев, 7 августа. В Киеве долги за тепло и горячую воду
выросли на 32% по сравнению с прошлым годом. Об этом сообщило информационное
агентство «Украинские национальные новости» со ссылкой на данные коммунального
предприятия «Киевтеплоэнерго».

Публицист Дряшин: шоу «Мужское/Женское» должно было стать унижением для Гордона

Высокоинтеллектуальные программы с участием Александра Гордона не приносили желаемых рейтингов. И тогда руководство Первого канала решило отправить артиста вести скандальное шоу, рассказал публицист Михаил Дряшин в беседе с порталом «Абзац».